Dr. K. L. Metlov (dr_klm) wrote,
Dr. K. L. Metlov
dr_klm

Categories:

дела давно минувших дней...

Когда в 2001-м шла война в Афганистане, мало кто располагал информацией об этой стране, знал корни движения Талибан, его историю. Потому, с целью популяризации (и с личной целью тренировки) я перевел статью Роберта Фиска (известнейший военный журналист, специализирующийся на странах востока) Rise and fall of village cleric who fought 'criminals and traitors' (полный текст на английском). К моему удивлению тогда, этот перевод этот был тут-же перепечатан (без моего согласия) электронными СМИ различного экстремистского толка, в т.ч. небезизвестным kavkaz.org.

Сам текст, однако, нисколько не экстремистский, а наоборот, довольно поучительный. Поскольку экстремистские сайты сейчас закрываются, перепечатаю-ка я этот перевод здесь. Жалко, если пропадет.

А вспомнил я об этом тексте сейчас в связи с обсуждением некоторых аспектов студенческих волнений в Сумах. Ну, слог мой Вы знаете... поэт из меня никакой... ;-) Заранее прошу прощения...

Взлет и падение деревенского священника

С точки зрения Запада сдача Кандагара Муллой Мохаммедом Омаром символизирует конец военизированного Ислама в Афганистане.

Его собственные взлет и падение, от деревенского священника до правителя наиболее закрытого государства в мире, и обратно в глинобитный дом заняли всего пять лет. Сначала вынужденная, потом подпитанная амбициями деревенского парнишки, его карьера рассказывает в миниатюре историю взлета и падения самого непримиримого исламского движения.

Был ли Мулла Омар, защитник Осамы бин Ладена, его мусульманским братом на мусульманской земле, как заявлял он сам? Или, быть может, получивший хорошее образование, бин Ладен расширил кругозор скромного священника из Ноуди (Noudi), рассказав ему, что коррупция, с которой Омар боролся в Афганистане, существовала (и зародилась) в Западном мире, который поддерживал, а потом с легкостью бросил моджахедов, после того как война с СССР закончилась?

Журналисты обычно пишут об Омаре как о "теневой", "скрытной" личности, несмотря на то, что о духовном лидере Талибана известно довольно многое.

Он не притворялся мессией и не был зазнавшимся служителем культа. Пуштуны уважают Муллу Омара не только за его честность, но и за смелость, проявленную им, когда он рос в грязи и нищете в провинции рядом с Кандагаром, будучи школьным учителем и анти-советским партизаном.

Он потерял свой глаз в войне с СССР, но продолжил сражаться с коммунистическим режимом Наджибуллы, оставшимся в Афганистане после вывода советских войск. Он воевал обычшым бойцом в бригаде Юниса Хали партии Хизб ал Ислам (Hizb al Islam), и был ранен 4 раза.

Мухаммед Омар родился в 1959-м в маленькой деревне Ноуди близ Кандагара, в семье бедного крестьянина пуштунского племени Хутак (Houtak), его отец умер после того как семья переехала в Таринкет в провинции Урузган, оставив Омара, еще мальчишку, заботиться о семье. Для этого он открыл школу недалеко от мечети Сангсаар, где молился. Он так и не закончил своего образования, оставшись муллой (в отличие от амавлави -- звания получаемого выпускниками религиозных колледжей).

Вокруг него Афганистан распадался, царила анархия. Пуштуны, Таджики, Узбеки и Хазары воевали друг с другом, в то время как Северный Альянс (сегодняшние наши "союзники" в "войне за цивилизацию") занимались насилием и грабежом в Кабуле. Мулла Омар называл их "бандитами и изменниками, продавшими свою страну иностранным колонизаторам". Это же он сказал бы и сегодня.

Убийства и насилие над женщинами и детьми в Кандагаре разгневали молодого священника. Торговля опиумом разлагала мораль в городе.

Первая миссия (в которой он принял активное участие, и которая, впоследствии, заложила основу Талибана) последовала за похищением двух девочек-подростков, которым побрили головы и совершили групповое надругательство в казармах местного бандитского авторитета. С 30-ю своими студентами и 16-ю винтовками он спас девчонок и повесил одного из насильников на стволе танка.

Слава о нем дошла до пакистанских религиозных школ Мавлана Фадлурахмана (Mawlana Fadlurahman), который возглавлял Джамиат Уллама Ислами (Товарищество Исламских Ученых) и был союзником Беназир Бхутто, бывшей в то время премьер-министром Пакистана. В 1996-м, количество сторонников Талибана росло с каждым днем, и провинции покорялись протекторату молодых (некоторым из них было только 14 лет) защитников закона, которые последовали за относительно молодым (в то время 37-ми летним) священником.

Но сам он оставался стеснительным, и уединенным человеком, посвящая часы в общению с Богом на своем коврике для молитв. Священник, который вначале проявил себя как реформатор, но, когда Талибан захватил большую часть Афганистана, принявший радикальную версию суннитского религиозного учения Ханафи (Hanafi), веря, что обязанностью мусульманина является построение идеального общества, которое, как он верил, существовало во времена Пророка (а.с.с). Развлечения, общественная роль женщин, отвлекающий от дел отдых, все это предстояло стереть. Буквальная интерпретация Корана… стала доминировать над Афганистаном. Вместо планирования будущего страны, восстановления экономики самого разбомбленного в мире государства, где установлено около 20-ти миллионов мин, непроходимы дороги, разрушены мосты и водохранилища -- он считал индивидуальную и групповую мораль главной целью человеческого общества.

Потому Министерство Подавления Греха и Поощрения Добродетели было загружено работой гораздо сильнее, чем министерства экономики и обороны. Наказания стали учебным процессом...

Никто не знает наверняка -- каким образом формировались отношения между Муллой Омаром и Осамой бин Ладеном. Последний приехал вскоре после победы Талибана в 1996-м, и в последующие годы, политические заявления Талибана приобретали (хоть уже и имели) все большую анти-Западную и анти-Американскую окраску.

Война бин Ладена "против крестоносцев и евреев", возможно и не поддерживалась Омаром, однако его желание победить "отступников ислама", находившихся у власти в про-американских режимах Аравийского полуострова, могли резонировать с ранней кампанией Омара против "бандитов и отступников" в Афганистане.

Теперь, когда "отступники" стоят у ворот Кандагара, его ранние обвинения в том что они продали себя "иностранным колонизаторам" могут казаться Мулле Омару пророчеством. Еще 24-го сентября он заявил, что выдача бин Ладена "будет означать, что мы больше не Мусульмане и Ислам мертв".

Сейчас, Мулла Омар, по сообщениям, находится в городе, который он сам возвеличил, однако, его Талибан выглядит практически мертвым. Если, конечно, он не решит сдержать слово и бороться "до последнего дыхания" (как он говорит) против американцев и "предателей" из Северного Альянса.


Роберт Фиск (Robert Fisk)
перевел К.Л.М.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments