July 31st, 2004

В человеческом обличье

А мне Гинзбург ответил.

А я переживал, что не ответит... НАТО все-таки... Хотя, конечно, это только внешность, а внутренность и суть, за которую борюсь там я -- наука, не политика... Я рад, что он понял.